Очередной скандал разгорается на Южном Урале. Понятой заявил, что подпись в процессуальных документах не его

Уже довольно давно в нашу редакцию обратилась адвокат Алла Дунаева, попросившая помочь разобраться в ситуации, связанной с одним из уголовных дел, в рамках которого она оказывает юридическую помощь. В ходе беседы с адвокатом Дунаевой А.И. мы узнали, что к ней за юридической помощью обратились родственники осужденного Р., который был осуждён за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. После изучения материалов дела она считает, что в рамках данного уголовного дела имеются сведения, указывающие на то, что при производстве предварительного расследования часть доказательств по уголовному делу была фальсифицирована, на чём настаивают родственники Р.

 

При этом адвокатом были продемонстрированы копии нескольких протоколов следственных действий из материалов уголовного дела, в которых принимало участие одно и то же лицо, обратив внимание на подписи, выполненные от имени одного и того же лица.  Даже невооружённым глазом и без наличия каких-либо специальных познай было очевидно, что подписи выполнены не одним и тем же лицом. Для того, чтобы разобраться в данной ситуации было принято решение провести собственное журналистское расследование. 

 

Обстоятельства произошедшего

 

В ноябре 2016 года сотрудниками полиции на территории Тракторозаводского района Челябинска был задержан Р. Из приговора Тракторозаводского районного суда Челябинска и из апелляционного определения Челябинского областной суда следует, что по версии обвинения, которая была принята судом, при задержании Р. был обнаружен сверток с веществом (оказавшимся наркотическим), который задержанный выбросил на землю.

 

После того, как задержанного доставили в ОП "Тракторозаводский" Челябинска у него в телефоне о/у Медведевым А.В. была обнаружена аудиозапись, на которой содержались адреса и описание закладок. В ходе осмотров мест происшествия по описаниям с аудиозаписи был обнаружены свертки с наркотическим средством. Задержанный был признан виновным в совершении 14 преступлений, квалифицированных как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, с назначением окончательного наказания в виде лишения свободы сроком на 11 лет 6 месяцев.

 

Сам Р. вину в совершении данных преступлений не признавал, утверждая, что наркотическое средство, обнаруженное при нём он приобрёл для личного употребления, а к другим обнаруженным свёрткам не имеет никакого отношения.

 

Мы встретились с родственниками Р.

 

В ходе беседы с родственниками, в которой принимала участие адвокат Алла Дунаева, удалось выяснить, что Р. никогда прежде не имел проблем с законом, характеризуется исключительно с положительной стороны. На момент задержания Р. проживал отдельно от родителей совместно с девушкой, с родителями поддерживал ежедневный контакт. Он был трудоустроен на хорошо оплачиваемой работе, которая была подконтрольна его отцу, кроме этого ему очень хорошо материально помогали сами родители.

 

Родственники Р. убеждены, что у него просто-напросто не могло возникнуть таких финансовых проблем, чтобы Р. пошёл на столь рискованный шаг, как продажа наркотиков. При этом родители Р. сообщили, что они никогда не замечали за сыном жажды лёгкой наживы, т.к. Р. с детства был трудолюбив и у него всё шло размеренно хорошо. В связи с чем они с самого начала не верили и не верят в то, что их сын может быть причастен к торговле наркотиками. 

 

Со слов родственников Р., присутствовавших в ходе судебного разбирательства, следует, что даже им, людям без юридического образования, было понятно, что вся эта история явно мутная и нет никаких доказательств причастности Р. к этим преступлениям. А после того, как один из свидетелей в судебном заседании показал, что на самом деле события происходили не так, как это отражено в протоколе следственного действия и после предъявления ему данного протокола и протокола его же допроса для обозрения заявил, что подписи в протоколах выполнены не им и ему не принадлежат, стало явно – Р. подставили! 

 

Участвующая в беседе адвокат Алла Дунаева пояснила, что подобного рода дела довольно частое явление в современной России и она их относит к категории уголовных дел. В этом уголовном деле, сообщила адвокат Дунаева А.И., ключевая улика - аудиозапись, находившаяся, по версии правоохранительных органов, в мобильном телефоне, принадлежащем Р., сохранённая в приложении "Диктофон".

 

Однако, согласно материалам дела, следует, что вчера, в ходе доследственной проверки, какая-то аудиозапись была, а сегодня, в ходе предварительного расследования, этой аудиозаписи нет. Кроме того, возможно утрата аудиозаписи и не была бы столь подозрительна, если бы не попытка органов предварительного расследования документально зафиксировать её наличие, в то время как данной записи не было. Ситуация вокруг злополучной аудиозаписи такова.

 

Когда существовала какая-то запись невозможно достоверно установить, что она на тот день находилась именно в мобильном телефоне, принадлежащем Р., что данная запись была сохранена именно в приложении "Диктофон" и самое главное, что на аудиозаписи зафиксирован голос Р. Самое странное - почему не была сделана копия записи, хотя бы путем видеосъемки на другое устройство и почему в ходе осмотров мест происшествия не вели видеосъемку. Ведь это бы решило все проблемы. Ответ очевиден - в мобильном телефоне, принадлежащем Р., записи не было. 

 

Далее, следователь Попов А.В., в производстве у которого находилось уголовное дело, через 4 дня после задержания Р., то есть 28.11.2016 года, производит осмотр мобильного телефона и фиксирует наличие аудиозаписей в телефоне, сохраненных в приложении "Диктофон". После чего он же, следователь Попов А.В., составляет протокол допроса свидетеля от 28.11.2016 года, в котором отражает показания одного из двух понятых, присутствовавших в ходе осмотра телефона 28.11.2016 года, - в которых также отображает то, что в ходе осмотра телефона обнаружена и прослушана аудиозапись, сохранённая в приложении "Диктофон". 

 

В последующем 18.01.2017 года другим следователем Тяпкиным А.Л., вновь осуществлялся осмотр мобильного телефона, в ходе которого мобильный телефон зачем-то снимается с авиарежима и вся информация с него удаляется. Странность этого осмотра в том, что для того, чтобы осмотреть приложение "Диктофон" и имеющиеся в нём записи нет необходимости активации сим-карты, путём выключения авиа режима. Почему следователь не осмотрев запись, начал другие манипуляции, остается только догадываться, но сторона защиты твёрдо убеждена, что это связано как раз с тем, что никакой аудиозаписи не было.

 

"Всё бы ничего - продолжает свой рассказ адвокат Дунаева А.И. - но допрошенный в ходе судебного заседания в качестве свидетеля Марат А., участвовавших в качестве понятого при первом осмотре мобильного телефона, который 28.11.2016 года произвёл следователь Попов А.В., заявил, что "в ходе осмотра телефона, телефон не включался, несмотря на неоднократные попытки следователя, о чём был составлен протокол". Тогда судом были оглашены протокол осмотра от 28.11.2016 года и показания Марата А. от 28.11.2016 года, в которых отражалось, что телефон осмотрен, в приложении "диктофон" обнаружена и прослушана аудиозапись". 

 

После оглашения перечисленных документов понятой Марат А. заявил в суде, что такого не было. А после того, как судом были представлены для обозрения оглашённые протоколы, Марат А. заявил, что подпись в протоколах выполнены не им и ему не принадлежат. Лично для меня – продолжила в ходе нашей беседы адвокат Дунаева - всё ясно. Следователь Попов А.В. пытался связать несвязуемое - процессуально задокументировать то, что 28.11.2016 года у органов предварительного расследования имелись аудиозапись (которой не было), которая якобы была утрачена 18.01.2017 года при обстоятельствах, которые я ранее озвучила.

 

Ранее наши коллеги уже встречались с Маратом А. и выслушали его версию событий

 

В ходе беседы Марат А. рассказывал, что всё то, то он говорил в суде - правда. Он действительно в ноябре 2016 года, в тот период, когда проходил практику в ОП "Тракторозаводский" Управления МВД России по городу Челябинску, неоднократно принимал участие в качестве понятого в различных следственных действиях. Этот случай запомнился ему тем, что следователь Попов А.В. был явно озадачен тем, что мобильный телефон не включался, суетлив и взволнован - что-то явно шло не по плану следователя. 

 

Когда же в суде огласили протокол осмотра телефона и его показания, он сразу понял, что эти протоколы были составлены вместо тех, которые в действительности составлялись, а когда ему в суде показали данные протоколы, он убедился, что кто-то подписал эти протоколы с подражанием его подписи - о чём он и сообщил суду. Ещё до этого случая, продолжил свой рассказ Марат А., я в ходе прохождения практики в ОП "Тракторозаводский" понасмотрелся того, что там происходит. Я понял, что я таким быть не желаю.

 

После того, как Марат А. рассказал в суде всю правду, буквально на следующий день ему начали поступать звонки от следователя Попова А. В. и из Прокуратуры Тракторозаводского района (Марат А. считает, что звонил работник прокуратуры, участвовавший в день его допроса в суде (согласно протокола судебного заседания, участие принимал помощник прокурора Ерофеев А.А.)). В ходе телефонных разговоров, хотя прямых угроз вроде высказано не было, но Марату А. было настоятельно рекомендовано "вспомнить", что всё было так, как указано в протоколах и что подписи в протоколах его.  

 

Потом ему неоднократно звонили различные должностные лица правоохранительных органов, как понял Марат А. и из Следственного комитета, которые меня расспрашивали о том, как было на самом деле. Но из этих разговоров следовало, что от него желали услышать, что подпись в протоколах были выполнены именно им. Никто из звонивших не желал узнать правду, никто не предлагал Марату А. предоставить образцы подписи на экспертизу - все звонившие желали услышать, что подписи его. Наши коллеги оказались первыми в этой истории, кто сам приехал в Магнитогорск и кто пытался выяснить то, что же в действительности произошло. 

 

После того, как адвокат Алла Дунаева собрала образцы подлинных подписей Марата А. (из материалов того же уголовного дела) и сделала надлежащего качества фотографии протоколов следственных действий со спорными подписями, ею, за счёт родственников Р., было заказано исследование специалиста. И только в марте 2020 года наконец-то адвокат Дунаева А.И. и родственники Р. получили ответы на вопросы, которые они конечно и так знали.

 

Из заключения специалиста следует, что: "Подписи от имени Марата А., изображения которых имеются в копии протокола допроса свидетеля Марата А. от 28.11.2016 года по уголовному делу №… и копии протокола осмотра предметов (телефона "Iphone 5s") от 28.11.2016 года, начатого в 19 час. 30 мин. оконченного в 19 час. 50 мин., представленных на исследование, выполнены не Маратом А., а другим лицом с поражением подлинным прописям Марата А.". 

 

Казалось бы теперь-то справедливость восторжествует! Но это только казалось. Чем же всё время (почти 3 года) занимался Следственный комитет в лице местных следователей? Как обычно - "футболом"! Ещё в 2018 году в СО по Тракторозаводскому району Челябинска СУ СК России по Челябинской области была проведена доследственная проверка, в ходе которой ничего не проверено. Конечно, проверка закончилась ничем. Все эти годы, пока родственники Р. совместно с адвокатом Аллой Дунаевой собирали сведения, подтверждающие факт фальсификации доказательств по уголовному делу, должностные лица Следственного комитета получали зарплату за то, что мы выполняли их работу. 

 

И только летом 2020 года, когда адвокат Дунаева А.И., собрав все материалы по этому делу и ещё нескольким аналогичным делам, полетела в Москву на приём к руководству Центрального аппарата Следственного комитета России, дело вновь сдвинулось с мёртвой точки. Доследственная проверка была возобновлена. Руководством Следственного комитета России было поручено провести судебную почерковедескую экспертизу. Казалось бы, что уж теперь то точно справедливость вот-вот восторжествует, но опять не тут-то было…

 

Во исполнение поручения руководства СК России следователем СО по Тракторозаводсскому району Челябинска СУ СК России по Челябинской области была назначена судебная почерковедческая экспертиза (Постановление от 15.09.2020 года). Из заключения эксперта №1275 от 16.10.2020 года следует, что: "На исследование представлены копии документов неудовлетворительного качества, в результате чего ответить на поставленные вопросы, не представляется возможным".

 

"Однако после поступления в СО по Тракторозаводскому району Челябинска СУ СК Росси по Челябинской области названного заключения эксперта от 16.10.2020 года", - продолжает комментировать адвокат Алла Дунаева - "никаких процессуальных действий, направленных на проведение дополнительной проверки, вплоть до 16.02.2021 года, когда я обратилась к руководству СО, не проводилось. Что уже само по себе указывает на то, что доследственная проверка проводится неэффективно".

 

Далее, после ознакомления с материалами проверки и заключением эксперта, адвокатомв распоряжение следователя были представлены:

– оригинал заявления Марата А. от 28.10.2019 года с образцами его подписей;

- копия заключения специалиста № 4н-20 от 30.03.2020 года. Согласно которому подписи в протоколах от 28.11.2016 года от имени Марата А. выполнены не им, а другим лицом, с подражанием его подписи. После чего постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 18.09.2020 года вновь было отменено и назначена дополнительная проверка.

 

В ходе дополнительной проверки было вынесено постановление о назначении почерковедческой экспертизы от 20.02.2021 года, проведение которой поручено экспертам ФБУ "Челябинская лаборатория судебной экспертизы" Министерства юстиции Российской Федерации. Согласно заключения эксперта от 22.03.2021 года № 618/2-5 следует, что подпись в протоколе от 28.11.2016 года от имени Марата А., выполнены самим Маратом А. Однако, в связи с рядом обстоятельств объективность и достоверность выводов эксперта вызывает обоснованные сомнения. Данные обстоятельства выражаются в следующем. 

 

Во-первых, при назначении экспертизы следователем почему-то в распоряжении эксперта не были представлены: 

1) заявление от Марата А. от 28.10.2019 г.; 

2) копия паспорта Марата А. от 19.06.2019 г.; 

3) копия заключения специалиста от 30.03.2020 г.

 

Во-вторых, экспертом Стерлиговой И.В. было заявлено ходатайство от 03.03.2021 года о предоставлении свободных образцов подписей Марата А. – не менее, чем в 5 (пяти) документах, желательно относящихся к периоду с 2015 года по 2017 год. Постановлением следователя от 09.03.2021 года ходатайство эксперта было удовлетворено. 

 

Однако фактически, согласно сопроводительного письма следователя от 09.03.2021 года, в адрес эксперта были направлены лишь 2 документа:

1) копия паспорта Марата А. от 02.03.2021 года;

2) копия постановления об административном правонарушении от 02.03.2021 года.

 

При этом, следователь указал, что: предоставление 5 (пяти) документов со свободными образцами подписи Марата А. не представляется возможным, ввиду отсутствия у последнего каких-либо документов, в которых он ставил свои подписи. Из чего следует, что в силу каких-то странных совпадений, Марат А. именно в марте 2021 года, в то время как следователю понадобились образцы его подписей, утрачивает паспорт и получает новый, а следователь, в распоряжении которого итак находились иные свободные образцы подписей Марата А., направляет исключительно 2 документа, датированные 02.03.2021 года, не предприняв никаких иных мер, направленных на получение документов с подписью Марата А. за период с 2015 – 2017 годы, как того просил эксперт.

 

"Эти странные совпадения, а также бездействие следователя, указывает на неэффективность действий следователя и необъективность доследственной проверки, зарождая обоснованные сомнения по поводу деятельности следователя, направленной, по моему мнению, не на проведение всесторонней и полной доследственной проверки, а на необоснованную и ничем неоправданную волокиту, с целью незаконного освобождения от уголовной преследования лица, совершившего преступления против правосудия" - говорит Алла Дунаева. 

 

Во-первых, следователь по ходатайству эксперта мог направить в качестве свободных образцов: 

1) объяснение от 15.09.2020 года, полученное у Марата А.; 

2) протокол получения образцов для сравнительного исследования от 15.09.2020 года, в котором есть подписи Марата А.;

3) образцы для сравнительного исследования, полученные у Марата А. от 15.09.2020 года;

4) заявление Марата А. от 28.10.2019 года;

5) фотографию страниц паспорта Марата А. от 19.08.2014 года, которая имеется у адвоката в цифровом виде, о чём следователь был осведомлён;

6) заключение специалиста от 30.03.2020 года;

7) подписку о предупреждении об уголовной ответственности, которую подписывал в суде Марат А., содержащуюся в материалах уголовного дела № 4520380, из которого следователь делал выемку протоколов от 28.11.2016 года, фотографии которой у адвоката имеются в цифровом виде.

 

Все перечисленные выше документы содержат подписи Марата А., выполненные в период намного ближе к тому периоду времени, который указал эксперт в своём ходатайстве, чем те, которые предоставил следователь в количестве менее, чем просил эксперт. Если учесть, что адвокатом специалисту, проводившему исследование, в заключении которого содержатся выводы противоположные выводам эксперта, было предоставлено в распоряжение большее количество образцов для сравнительного исследования, дата которых ближе к исследуемым образцам, то есть к 28.11.2016 года, то возникают обоснованные сомнения по поводу выводов эксперта, содержащихся в заключении эксперта от 22.03.2021 года.

 

Во-вторых, следователь даже не предпринял никаких попыток получения свободных образцов, то есть копий документов с подписью Марата А. за период с 2015 по 2017 гг., например, путём запросов и поручений о проведении ОРМ, хотя бы мог запросить копии документов, подписанных Маратом А. 19.06.2014 года при получении паспорта, запросить в суде из дела подписку, данную Маратом А. в судебном заседании, а также в ГИБДД о том, когда получил Марат А. водительское удостоверение, а также сведения о штрафах и ДТП, которые, возможно, помогли бы в получении информации о документах, подписываемых Маратом А. в нужный период. Также следователь мог предложить адвокату предоставить в цифровом виде фотографии документов, содержащих подписи Марата А.

 

В настоящее время, устав от бездействия регионального СК России, адвокатом направлено обращение председателю Следственного комитета России А. Бастрыкину, так как очевидно, что без вмешательства главка, доследственная проверка так и будет пробуксовывать. Примечательно то, что, по имеющейся у нас информации, по уголовным делам, расследованным следователем Поповым, при рассмотрении их судами, продолжают возникать вопросы по поводу подлинности некоторых подписей. Наше информационное агентство продолжит следить за развитием этой ситуации. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий с нами, подписывайтесь

 
Иллюстрация к фото: Фото автора Павла Данилюка / фотобанк "Pexels"

Оставьте комментарий

Оставьте первый комментарий

* Meta, Facebook, Instagram - признаны в России экстремистскими организациями и запрещены.

февраля 2023
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28